Мальчишка И ЕГО ГНОМ
Обмен учебными материалами


МАЛЬЧИК И ЕГО ГНОМ



рассказ

1.

– А у меня есть свой гном, – с гордостью сказал мальчик.

Я, конечно же, отнёсся к его словам совершенно спокойно, посчитав их обычной детской фантазией, потому что в его возрасте тоже любил сочинять всякие сказки и небылицы и сам верил в чудеса. Это вполне нормально для ребёнка.

– Да ну!? – с наигранным удивлением произнёс я. – Не может быть!

Мальчик засиял, удовлетворённый моей реакцией на его заявление.

– Честно. Он маленький и бородатый и носит колпачок с бубоном. Как в сказках.

– И где же ты его взял?

– Он сам пришёл ко мне ночью. Ему понравилась моя комната, и теперь он часто бывает у меня в гостях. Мы с ним дружим и играем. Он рассказывает мне разные истории из жизни гномов. Это очень интересно.

Тут мне на какое-то мгновение показалось, что мальчик говорит вполне искренне, но здравый смысл (ох уж этот взрослый здравый смысл!) тут же возобладал, и я мысленно посмеялся над собой. Надо же, гном! Хорошо ещё, что не дракон или волшебник какой-нибудь…

Мальчика я знал всего лишь несколько дней. Однажды во время своей обычной вечерней прогулки по городу случайно встретил его в тихом, уютном сквере, где он кормил семечками голубей. Я остановился и некоторое время наблюдал за ним, с грустью вспоминая своё детство и сравнивая себя с этим малышом. А он, заметив моё присутствие, вдруг повернулся и подмигнул мне, словно старому знакомому.

Я усмехнулся и подмигнул ему в ответ, а затем подошёл поближе, намереваясь заговорить с этим мальчуганом, который почему-то сильно заинтересовал меня. Что-то необычное было в его внешности – какая-то совсем уж не детская серьёзность и даже, пожалуй, мудрость во взгляде.

– Они хотят дружить, – сказал он.

– Кто? – не понял я.

– Голуби, кто же ещё.

– А у тебя есть друзья? – неожиданно для себя спросил я.

– Есть… один, – подумав, неуверенно ответил мальчик. – Но ведь настоящих друзей не может быть много, да?

– Пожалуй, – согласился я с ним. – Но порой бывает не так просто разобраться, кто твой настоящий друг. Многие выдают себя за таковых, но затем всё же выясняется, что они всего лишь притворяются и используют тебя в своих целях. Поэтому надо уметь отличать настоящих друзей от тех, которые друзьями притворяются.

– А как научиться отличать? – задал он самый правильный вопрос.

Я задумался, потому что вопрос был и в самом деле далеко не простой даже для взрослого человека. И уж далеко не каждый ребёнок догадался бы спросить об этом. Как отличать?!

– Ну… это обычно выясняется из поступков людей и проверяется в критических ситуациях, когда стоит выбор – личное благополучие или самопожертвование ради другого. Вот именно тогда-то и выясняется истинная цена дружбы.

– Понятно, – задумчиво сказал мальчик, не отрывая своего взгляда от птиц, клюющих семечки.

– Да? – я был слегка удивлён, потому что сам вряд ли понял бы подобное объяснение.

– Своди меня в зоопарк, – попросил вдруг он. – Я там никогда ещё не был.

– А что ж родители?

Он безнадёжно махнул рукой.

– Да им постоянно некогда. У отца есть свой бизнес, а мама вечно где-то пропадает – то у подруг, то ещё где…



Мальчик вздохнул, и мне стало жаль его. Если ребёнок просит незнакомого человека сводить его в зоопарк, то это означает, что в его жизни явно не всё благополучно. Так почему б не порадовать этого малыша? Зоопарк – дело нужное и хорошее.

– Отец брал меня с собой пару раз в свою фирму, но там мне неинтересно. Много людей, и каждый строит из себя самого важного. Лучше уж в зоопарк.

– Хорошо, – согласился я. – Давай встретимся на этом месте в субботу ровно в двенадцать дня. Ты разбираешься во времени?

Мальчик кивнул.

– Конечно. Я уже закончил первый класс.

Прозвучало это весьма гордо, вызвав у меня лёгкую усмешку.

– Да ты, брат, совсем уже взрослый. Так ты сможешь?

– Да. – Он опять заулыбался, но глаза его остались при этом немного грустными. Похоже, этот человечек уже успел познать немало горестей жизни, и данный факт вызывал в моей душе сильное уныние. Потому что это очень плохо, когда разочарование в жизни происходит ещё в детстве. Лучше пусть оно наступает как можно позже…

– Ну ладно, мне пора, – с сожалением сказал я, так как очень не хотел покидать этого славного малыша, явно нуждающегося в поддержке взрослого человека. – До встречи.

– До встречи. – Он вполне по-мужски протянул мне свою детскую ручонку, и я осторожно пожал её, ободряюще кивнув своему новому знакомому.

– Держись, брат.

Он улыбнулся.

– Хорошо.

Я зашагал дальше по дорожке сквера, а мальчик всё так же продолжал кормить голубей, которых собралось вокруг него больше десятка. Может быть, эти птицы хоть как-то уменьшали его душевные страдания. Он был нужен им! А ведь нет ничего хуже, чем осознание того, что Ты совсем никому не нужен в этом мире. Уж я-то это прекрасно знаю по себе…

2.

Я увидел и узнал его ещё издали. Мальчик сидел на той же самой лавочке и о чём-то размышлял, его вид был отсутствующим, но, заметив меня, взгляд ребёнка оживился. Пожалуй, в этом взгляде появилось ожидание чего-то необычного и хорошего.

– Привет, – сказал я. – Готов к походу в зоопарк?

– Готов, – весело ответил мальчик.

– Тогда пошли.

Я взял его за руку, и мы бодро зашагали по скверу в сторону ближайшей остановки. Наверное, со стороны мы выглядели как отец и сын, и где-то в глубине моего сознания промелькнуло сожаление, что на самом деле это не так. Но что поделаешь, жизнь диктует нам свои суровые условия, которые порой не очень радуют…

Чтобы самому не впасть в уныние, я стал рассказывать мальчику всякие небылицы и весёлые истории. А он задорно смеялся и совсем уже не походил на того грустного малыша, который встретился мне в первый раз.

– Ты любишь сказки? – спросил я.

– Люблю. Мой папа иногда рассказывает их мне, когда не занят бизнесом.

– А я сам сочиняю сказки.

– Правда? – Мальчик взглянул на меня с восхищением. – Так ты сказочник?

– Ну, что-то в этом роде, хотя… Взрослых людей интересуют совсем другие вещи.

– Да, у взрослых другие заботы, – посерьёзнел он. – Но ведь сказки – это тоже очень важно. Правильно?

– Правильно, – согласился я с ним, поразившись тому, как сильно схожи мысли этого ребёнка с моими.

– Только взрослые почему-то не понимают таких простых вещей. Наверное, поэтому они бывают злыми и плохими. Так ведь?

– Пожалуй, да, – опять согласился я.

– Но почему так? – задумчиво спросил мальчик.

– Не знаю. К сожалению. Да и никто этого не знает.

– Но ведь это всё очень понятно.

– Когда я был маленьким, мне тоже так казалось, – рассеянно произнёс я.

– Выходит, когда я вырасту, то тоже перестану это понимать?.. Нет, такого не будет, – уверенно заявил он. – Не могут же взрослые быть глупее детей. Ведь это явная чепуха…

Он поражал меня глубиной своих совсем не детских суждений. А ведь действительно, если задуматься, то получается какая-то чепуха. Впрочем, вся наша жизнь – одна сплошная и большая чепуха! ЧЕПУШИЩА…

На автобусе мы добрались до зоопарка и отправились смотреть несчастных зверей, которые по прихоти людей оказались помещёнными в тесные клетки и вольеры. Но разве клетка или вольер может заменить свободу? Конечно, нет! Хотя, многие звери оказались в каком-либо зоопарке в силу трагических обстоятельств, но… Кто, если не человек, чаще всего создаёт такие обстоятельства?..

Мы бродили по этому печальному псевдомиру животных и повсюду встречали грустные морды обитателей зоопарка. Наши «братья меньшие» недоумённо взирали на нас из-за металлических прутьев или через стальные сетки, словно пытались понять кто мы такие и что здесь делаем. Они, эти дети природы, испуганно метались по своим загонам или прятались от любопытных глаз посетителей зоопарка. Впрочем, иные из них подходили к нам вполне безбоязненно и ждали от нас угощений или явно выпрашивали, чтобы мы их погладили.

Мальчик выглядел вполне счастливым и радовал меня. Было приятно видеть детский восторг, вызванный осуществившейся мечтой. Я даже ощутил себя в какой-то мере волшебником, исполнившим заветное желание этого ребёнка.

– Ну, как тебе здесь? – спросил я.

– Здорово! – Его глаза излучали неподдельное счастье.

Он подолгу задерживался возле каждой клетки или вольера, внимательно наблюдая за животными, и звонко смеялся, если они вытворяли что-нибудь забавное. Он разговаривал с ними, и они, казалось, прислушивались к его словам, словно что-то понимали. Может быть, звери принимали этого человеческого детёныша за своего? Что ж, кто знает…

Время шло, и я уже начал опасаться, что долгое отсутствие мальчика дома может вызвать беспокойство его родителей.

– Тебя искать не будут?

– Нет, – ответил он.

– Точно? – на всякий случай переспросил я.

– Точно. Им не до меня.

– Кому им? Родителям?

– Родителям, кому же ещё. Но так даже лучше.

Я удивлённо взглянул на него.

– Почему?

Мальчик пожал плечами.

– Не надоедают всякими поучениями. Других детей этим просто замучивают… то нельзя, это нехорошо… А как тогда жить?

Я усмехнулся, услышав такое.

– Так уж и замучивают?

– Конечно. Прямо беда. А ты своих детей тоже всё время поучаешь?

– Да нет, брат, не поучаю. Нет их у меня.

– А что ж так? – Мальчик взглянул с сочувствием. – Не любишь детей?

– Да почему, люблю. Просто… пока что не обзавёлся семьёй.

– Понятно. Ну ничего, ещё обзаведёшься, – заверил мальчик. – Ты пока не старый, успеешь.

Я загрустил. Вспомнились все мои неудачные попытки создать семью. А впрочем, не так уж много их было, этих самых попыток…

– Да, вроде, не старый.

– Главное – найти себе человека по душе.

– Это как? – Слушать рассуждения этого человечка было крайне интересно и забавно. Признаться, мне раньше не доводилось так серьёзно беседовать с детьми, хотя, бывало, отпрыски моих друзей и знакомых высказывали мне немало всяких любопытных вещей.

– Ну… – Он задумался. – Чтобы не ссорились из-за разной ерунды и жили без скандалов. А то ведь взрослые постоянно занимаются этими глупостями.

– Да уж, здесь ты прав. Взрослые любят этим заниматься. Есть такой всеобщий грешок. Но семейная жизнь без ссор и скандалов… по-моему, это из области научной фантастики.

– Да нет, такое бывает, – поморщился мальчик. – Хотя и редко. Чаще наоборот.

– Намного чаще… – Я вдруг понял, что беседую с малышом как с равным по возрасту и воспринимаю это вполне нормально. Но ведь он же совсем ещё ребёнок! Или это вундеркинд? Хотя, кто сказал, что дети в таком возрасте ничего не понимают? Нет, они понимают всё очень даже хорошо, и, видимо, ошибка многих родителей заключается именно в том, что они считают, будто их дети ещё ничего не понимают.

В зоопарке мы пробыли почти три часа и покинули его в отличном настроении. А потом ещё погуляли по городу, и я рассказал своему маленькому приятелю немало всяких удивительных историй, большинство из которых сочинил на ходу. Я купил ему и себе по эскимо, и мы некоторое время наслаждались этим замечательным мороженым. Наконец, наступил грустный момент расставания, так как программа дня была с избытком перевыполнена.

– Ну что ж, мне пора. – Я протянул ему руку.

Мальчик пожал её с видимой неохотой, его взгляд вновь потух.

– Ты будешь рассказывать мне сказки? – спросил он.

– Конечно. Теперь, брат, мы с тобой одной ниточкой повязаны.

– Правда? – В глазах мальчика вспыхнули искорки надежды.

– Правда. Самая настоящая.

– Ну, тогда до скорого. – Он бодро зашагал к своему дому (естественно, я довёл его до самого двора), оставив меня наедине с собственными мыслями.

3.

– Он очень одинок в своём мире…

– Кто? – Я очнулся от воспоминаний о студенческой молодости, пытаясь сообразить, что говорит мне мальчик.

– Мой гном. Его там все считают чудаком.

– Это он сам тебе сказал? – Я усмехнулся.

– Ага. – Он взглянул на меня с лёгким укором. – Ты всё равно не веришь, да?

Я пожал плечами.

– Когда-то верил, а сейчас… не знаю. А ты покажи его мне, и тогда я точно поверю.

Мальчик почесал затылок.

– Ну… если он сам захочет, то покажу. Только вряд ли он захочет.

– Почему?

– Он даже не захотел, чтобы я показал его родителям.

Я развёл руками.

– Тогда, брат, извини. Я привык доверять только фактам. Жизнь научила этому.

Мальчик тяжело вздохнул.

– Взрослые все такие. А как же ты сочиняешь сказки, если сам в них не веришь.

Я задумался и понял, что этот вопрос поставил меня в тупик.

А в самом деле, как я их сочиняю? И, главное, зачем? Что хочу ими сказать или доказать? Переделать людей и весь мир? Но это же глупо и смешно! Если бы это было реально и так просто, все люди давно уже стали бы идеальными, да и мир выглядел бы совсем по-другому...

Мы вновь гуляли в городском сквере. Мальчик постоянно задавал всякие вопросы, как это обычно делают все любопытные дети, и мне порой приходилось доставать из глубин памяти знания, полученные ещё во время учёбы в школе и институте, чтобы объяснить ему те или иные явления, происходящие в природе. Но среди его вопросов встречались и такие, ответы на которые требовали совершенно иных знаний. Например, его очень сильно интересовало, откуда берётся зло и победит ли его когда-нибудь добро.

Как мог я объяснить этому маленькому человечку то, в чём ещё не разобрался сам? Откуда берётся зло? Хороший вопрос…

– Понимаешь, – начал я немного расплывчато. – Как мне кажется (а я могу и ошибаться), зло порождается нашими дурными желаниями и поступками, в основе которых лежат такие нравственные пороки, как жадность и зависть, глупость и эгоизм, жестокость и ненависть.

– А откуда они берутся? – задал он вполне резонный вопрос.

– Ну… у каждого человека по-разному, хотя всё закладывается ещё в детстве. Если родители воспитывают своего ребёнка неправильно, то у него обязательно развивается какой-нибудь из этих пороков, а то и сразу несколько. Дети с ранних лет должны понимать, что такое любовь и дружба, взаимопомощь и уважение к другим людям, жалость и сострадание, честность и благородство…

Боже, как много красивых слов! Но что все они значат для ребёнка? Способен ли он правильно воспринимать все эти понятия? Хотя мне лично кажется, что вполне способен…

– Не обижать слабых, защищать девочек, помогать старикам, – развил тему мальчик, в очередной раз поразив меня своей совсем недетской проницательностью. – Правильно?

– В общих чертах, да. Но надо так же твёрдо знать, что делать обратное – это очень плохо, это и есть самое настоящее зло. То есть, если ты, к примеру, не послушался своих родителей и сделал наоборот, то, значит, ты сделал плохо, совершил зло.

– Почему?

– Да потому что твои родители прожили намного больше, чем ты, и лучше знают, что и как надо делать, чтобы было добро. Понял?

Мальчик пожал плечами и вздохнул. Мне стало его искренне жаль, потому что я видел, как он хочет и пытается понять такие серьёзные вещи.

– Вот ты любишь кормить голубей. Так?

– Так. – Он кивнул.

– Значит, ты уже никогда не будешь стрелять в них из рогатки, как это делают многие дети.

– Мне их жалко.

– Вот. – Я потрепал его волосы. – Правильно. Они ведь маленькие и они идут к тебе, ожидая, что ты дашь им поесть. А из рогатки можно отлично стрелять по банкам, потому что им не больно. Так и во всём остальном. Если ты сам видишь и понимаешь, какие именно поступки причиняют кому-либо боль и страдания, то не совершай их. Это ведь очень просто.

– Да, это просто. – Мальчик кивнул и нахмурился. – Но взрослых тоже не всегда надо слушаться.

– Почему? – Я насторожился.

– Потому что они не всегда правы.

Прозвучало это с явным вызовом всем нам, взрослым дядям и тётям, папам и мамам.

– Конечно, они бывают иногда не правы… – осторожно произнёс я, – и это очень плохо.

– Да, это очень плохо, – грустно повторил он. – Когда отец приходит домой пьяный, он ругается и бьёт маму. Они скандалят и кричат друг на друга.

Я припомнил аналогичные картины из собственного детства… Ну почему мы, взрослые, творим такое?! Чем всё это безобразие можно объяснить? Мне захотелось как-нибудь отвлечь малыша от мрачных размышлений.

– А в какие игры ты любишь играть? – спросил я.

– Больше в компьютерные, но не во все.

– В стрелялки, наверное, разные? Да?

– Нет, стрелялки мне не нравятся. Люблю стратегии и логические игрушки. Ещё люблю играть в шахматы.

– Да, брат, это серьёзно, – искренне восхитился я и пожал ему руку. – В школу уже ходишь?

– Ага. Во второй класс.

– Молодец. Наверное, отличник?

– Не совсем. По физкультуре тройка.

– Ну это ты зря. Поверь мне, физкультурой нужно заниматься очень хорошо. В жизни надо быть сильным, чтобы в любую минуту ты мог дать отпор разным негодяям и плохим людям. Ты должен уметь постоять за себя, за добро и правду, иначе победят зло и ложь, а это будет очень плохо. Я много раз видел, что происходит, когда хорошие люди не могут постоять за себя и за свои принципы. Так не должно происходить. Ты согласен со мной?

– Да, – подумав, ответил он.

– Добро всегда должно быть сильнее зла, иначе весь наш мир превратится в зловонное болото, в котором будут хорошо себя чувствовать лишь одни болотные гниды и гады. Миром должны управлять только самые умные и самые добрые люди, чтобы всем жилось хорошо. А когда власть захватывают подлецы, негодяи и злодеи, то мир поглощает тьма, и тогда люди живут очень плохо, в нищете и горе.

– Значит, надо уничтожить всех плохих людей, – решительно произнёс мальчик, – и тогда исчезнет зло.

Я хмыкнул.

– Это всё не так просто. Понимаешь… во-первых, плохие люди часто маскируются под хороших, и их не всегда можно вовремя различить. А во-вторых, очень часто хороший человек становится плохим из-за того, что он слаб духом.

– Надо быть сильным духом. Правильно? – сделал вывод мой юный собеседник. – Папа тоже часто так говорит, но ведь он сам слабый духом, если не может пить в меру. Да?

– Да, тут ты прав. Это тоже слабость. – Я поморщился, так как сам иногда могу превысить свою норму… – Так вот, слабым людям надо помогать быть хорошими, да и плохие люди иногда прозревают и меняют свою жизнь в лучшую сторону. А если постоянно уничтожать всех плохих и слабых духом, то ты не заметишь, как сам станешь жестоким и злым, а значит, плохим. Понятно?

– Понятно. – Мальчик задумался, затем вздохнул. – Да, быть взрослым трудно. Ведь трудно жить по таким непростым правилам. Получается, что сперва надо понять, кто плохой, а кто хороший… Надо быть сильным, умным, добрым и много уметь… Но ведь не все взрослые такие.

– Да, не все. К сожалению.

Он молча покачал головой, и мы продолжили свою прогулку по городу, радуясь жизни и делясь своими наблюдениями. Мальчик оказался весьма наблюдательным и иногда поражал меня тем, что успевал заметить и разглядеть. Возможно, этому способствовало природное любопытство, присущее многим умным и способным детям. Я помню, сам был очень любознательным мальчиком и постоянно засыпал отца вопросами. Мне кажется, это очень хорошо, когда ребёнок любопытен. Это означает, что он хочет как можно быстрее понять и познать окружающий мир. А ведь многие люди до самого конца жизни так и не могут этого сделать…

– Надо показать ему город.

Я отвлёкся от своих размышлений.

– Кому?

– Гному, кому же ещё. Ему должно понравиться. Он говорил, что всегда живёт в темноте под землёй и мало бывает на поверхности.

«Опять он о своём гноме. Навязчивая фантазия? Да всё ли в порядке с психикой у этого малыша?..»

Я с сомнением посмотрел на него. Все эти чересчур взрослые рассуждения и мысли, что за ними кроется? А впрочем, нынешние дети более развитые, чем были мы в их возрасте. И это здорово! Данный факт свидетельствует о том, что эволюция Человека Разумного продолжается. Было бы гораздо хуже, если бы с каждым новым поколением люди глупели всё больше и больше…

– Мне кажется, тебе интересней играть с твоим гномом, чем с ровесниками.

Он махнул рукой.

– Да ну их! С ними же невозможно серьёзно поговорить, на уме одно баловство. А гном совсем другое дело. Он много знает всего.

– А как насчёт девчонок? Невеста уже есть?

Мальчик смущённо заулыбался, тем самым выдавая свою сердечную тайну.

– Они какие-то совсем другие. В основном вредные все и плаксы. Прямо беда…

Я понял, что он чего-то не договаривает, но не стал ничего выпытывать, а лишь опять вспомнил собственное детство, дружбу с девчонками, их вредность и вечные слёзы. Да, всё это когда-то было, через всё это пришлось пройти. Эх, детство золотое, беззаботная пора… Куда же ты делось? Куда всё ушло?..

– Мама мне говорит, давай я тебе куплю котёнка или щенка породистого. А зачем мне нужен котёнок или щенок, если у меня есть гном? Правильно?

– Ну… это совсем разные вещи.

– Конечно, разные. С щенком не поговоришь, хотя собаки тоже всё понимают. Но разве можно сравнивать собаку и гнома?

Я вынужден был согласиться, что это несравнимо.

– С гномом весело и интересно, и он считает меня большим и сильным, – похвастался мальчик. – Он думает, что я принц королевства великанов, и называет меня «ваше высочество».

И тут-то я, наконец, понял, почему мальчику так дорога фантазия о гноме (но ведь не правда же это, в самом деле?). Ещё бы! Разве никому из нас в детстве не хотелось, чтобы все считали тебя большим и сильным? Значит, всё-таки выдумка про гнома основана на каком-то комплексе. Да, пожалуй, так оно и есть. Мальчику явно не хватает признания его авторитета и превосходства, а ведь он и в самом деле развитее многих своих сверстников. Вот и появился ГНОМ - воплощение грёз и желаний ребёнка. Всё вполне объяснимо и понятно…

Мы ещё долго бродили по городу, и я показывал мальчику разные интересные и красивые места, здания и памятники, переулки и закоулки. А потом вновь наступил тот грустный момент, когда мы пожали друг другу на прощание руки и разошлись в разные стороны. И тогда пришло осознание того факта, что этот чудесный малыш почему-то очень дорог мне и что дружба с ним вносит в мою душу радость и нечто хорошее и светлое…

4.

Я не видел своего маленького друга почти неделю

Интересно, как он поживает, подумал я и решил посетить то место, где впервые встретил его. Интуиция подсказывала, что он опять может быть там.

Он сидел на той же самой лавочке и, как и тогда, кормил семечками голубей. Птицы толкались у его ног, а мальчик радостно бросал им щедрые горсти чёрных семечек и что-то непрестанно бубнил себе под нос. Он был так сильно увлечён своим занятием, что не сразу заметил моё присутствие, а когда всё же нечаянно увидел меня, то обрадовался ещё больше. Его глаза засияли, как у счастливого человека, и это сияние проникло в мою душу и согрело её, осветив всё внутри меня.

Я с грустью подумал о том, что до сих пор не имею собственного сына, с которым мог бы вот так же общаться и гулять, разговаривать о гномах и кормить голубей. От всех этих мыслей даже немного заныло сердце, и мне пришлось усилием воли успокаивать расшалившуюся нервную систему, чтобы не впасть в депрессию.

– Тебя долго не было, – с укором сказал мальчик.

– Извини, был занят и боялся отвлечься, – повинился я, и на самом деле ощущая небольшой укор совести за то, что забыл о своём маленьком друге.

Он вздохнул:

– Понятно.

– А как у тебя дела?

Мальчик махнул рукой.

– Да нормально всё.

– Как там твой гном? – Я постарался спрятать усмешку, чтобы не обидеть его.

– Гном в порядке. Я ему показывал город.

– Да? – Мне приходилось прилагать немалые усилия, чтобы говорить серьёзно. – Ну и как?

– Ему очень понравилось. Он сказал, что наш мир большой и красивый, но мы, люди, пугаем его, потому что он чувствует нашу… – мальчик запнулся, вспоминая нужное слово.

– Агрессию? – подсказал я.

– Да. Гном сказал, что люди какие-то уж слишком агрессивные и злые, и ему от этого страшно.

– Тут твой гном полностью прав.

Мальчик заметно приуныл и даже перестал кормить голубей. Я срочно начал придумывать, как бы перевести наш разговор в другое русло, чтобы вывести моего маленького собеседника из подавленного состояния.

– Но ведь не все люди злые…

– Я ему так и сказал, но он не поверил. Ну вот как его убедить в этом?! – с отчаянием выкрикнул мальчик.

Я пожал плечами, не зная, что ему на это ответить.

– Может быть, тебе надо познакомить твоего гнома с кем-нибудь из взрослых людей? Мне кажется, так он скорее сам во всём разберётся и лучше поймёт нас.

– Я ему говорил про тебя, – признался мальчик. – Но он всё равно боится. Ведь он совсем маленький!..

У меня вновь возникло сомнение в психическом здоровье этого ребёнка, всецело поглощённого своей навязчивой фантазией. Какие, к чёрту, гномы?! Нет, конечно, хорошо, что у ребёнка такое развитое воображение, но это уже что-то явно патологическое…

– Как проходит учёба? – спросил я.

– Учёба в порядке. Только, на уроках бывает скучно, особенно на «русском языке».

– Русский надо учить, брат. Это в жизни пригодится. Человек должен быть грамотным. Надо уметь правильно писать.

– Да, я это понимаю, – понуро пробурчал он.

– Ну что, может, погуляем? – предложил я.

– Да мне уже пора идти домой. Мы сегодня поедем в гости к другу отца. Они вместе в институте учились. Там есть Маришка. Она хорошая и верит в моего гнома.

– Я тоже верю.

– Нет, ты не веришь. Я же вижу. – Мальчик отвёл в сторону взгляд.

– Ты ведь взрослый. Такой же, как и все остальные.

Мне стало неловко за то, что этот умный малыш так легко разоблачил моё притворство. И у меня даже не нашлось слов в своё оправдание. Я понял, что обман здесь всё равно не пройдёт…

– А хочешь, я тебе его покажу? – заёрзал мальчик.

– Кого?

– Моего гнома.

– Как это? – растерянно спросил я. – Где?

– Прямо здесь.

Мальчик смотрел на меня насмешливо и хитро, словно наслаждался тем впечатлением, которое произвели на меня его слова.

– Давай, – я никак не мог понять, к чему ведёт этот ребёнок-вундеркинд.

«Что ж такое он задумал?..»

Не отрывая от меня своего пристального, совсем не детского взгляда, мальчик сунул правую руку под свою джинсовую курточку цвета «индиго» и достал оттуда...

Я не сразу понял, что же такое он достал, и долго всматривался в это, пытаясь осмыслить увиденное. Мой мозг просто отказывался воспринимать информацию, напрочь опровергающую привычные законы мироустройства. А впрочем, сказки ведь с самого детства сопровождают нашу жизнь. Так почему же я тупо взирал на маленькое лохматое существо с колпачком на голове, со страхом таращившее на меня свои чёрные глазёнки?

Да, глаза гнома (конечно, это был ОН!) были полны страха. Это я сразу понял, и мне вдруг стало смешно, поскольку моё внутреннее состояние тоже походило на испуг…

Итак, мы с гномом испуганно смотрели друг на друга, и длился этот «зрительный диалог» довольно-таки долго, пока, наконец, голос мальчика не вывел нас обоих из ступора.

– Ну как?

Я перевёл взгляд на своего маленького приятеля, не зная, что сказать ему. И в самом деле, какие слова можно было подобрать в этом случае? Ведь привычный мир рухнул в одно мгновенье. Мой мозг отчаянно пытался приспособиться к новым условиям существования.

Гномы есть! Они вполне реальны! Они живут рядом с нами, и это вовсе не сказка! Совсем не сказка…

Да уж, тут было чему удивляться и в чём признаваться самому себе…

Вот он, момент истины! На поверку-то оказалось, что в душе ты вполне примитивный человечек с сознанием, ограниченным рамками обыденности. А как же романтизм и жажда чего-то необыкновенного?..

– Возьми его в руки. Только осторожно.

Мальчик бережно подал мне гнома, и я едва переборол в себе сильное желание отпрянуть назад. Предательски дрожащими руками я принял от ребёнка маленькое существо и поднёс его к своему лицу, чтобы получше рассмотреть. В мультфильмах гномы выглядели намного симпатичней. В его глазах светился огонёк разума, и ошибиться в этом было просто невозможно! Пожалуй, не у всех моих собратьев-человеков встречается подобный столь умный взгляд. К сожалению…

– Он тебе нравится?

Я изобразил на лице подобие улыбки.

– Ну… симпатичный малый. А он что, понимает меня?

Мальчик усмехнулся.

– Конечно. Он ведь такой же, как и мы, только очень маленький.

– А как его зовут? – Вопрос прозвучал несколько глуповато, но я просто ничего другого спросить не придумал.

И тут гном вдруг что-то произнёс, и я вздрогнул. Голос существа прозвучал вполне «по сказочному» – он был немного скрипучим и писклявым, точно таким, как в мультфильмах про гномов.

Я растерянно перевёл взгляд на мальчика.

– Что он сказал?

– Агвай, – более разборчиво повторил гном, и мне стало ясно, что это его имя.

Что ж, вполне нормальное имя для гнома, если вообще сам факт наличия гнома здесьможно считать нормальным.

– Ладно, отдай его мне, а то он боится. – Мальчик бережно взял из моих рук своего гнома и вновь спрятал его под куртку. – Ну, пойду я, а то мама опять будет ругаться.

– Конечно, иди. Нехорошо, когда мама ругается, по себе знаю. Я доведу тебя до дома, а то мало ли…

– Ага, – согласился мальчик, и мы, взявшись за руки, зашагали по дорожке сквера.

В моей душе в это время творилось нечто невообразимое…

5.

Возле подъезда мальчика уже поджидала рассерженная мама, которая тут же принялась отсчитывать сына за задержку.

Я наблюдал со стороны эту грустную сценку и испытывал сильные угрызения совести, потому что мой маленький приятель фактически пострадал из-за меня. Мама, очевидно, высказав всё, что думает о мальчике, уселась на заднее сиденье серого «Мерседеса», и мальчик понуро последовал за ней. За рулём, вероятно, сидел крутой папаня, который осуждающе покачал головой и завёл двигатель. Машина плавно тронулась с места и бесшумно покатила к выезду со двора.

А я побрёл прочь, размышляя о том, что совсем недавно держал в руках самого настоящего гнома, бородатого и с колпачком на голове. Теперь с трудом верилось, что всё это было на самом деле. Ещё бы! Поверить в такое?! Просто немыслимо…

И тут я вдруг понял, что страшно завидую этому мальчику, у которого есть своя маленькая тайна – гном, явившийся прямо из сказочного мира. Может быть, подобное чудо возможно лишь, когда человек (неважно, ребёнок это или взрослый) очень сильно хочет этого и верит, что ТАКОЕ ЧУДО обязательно произойдёт. Как жаль, что у меня никогда не былосвоего гнома или какого-нибудь маленького дракончика…

Но почему? Неужели я не желал этого достаточно сильно? Вроде бы всегда относился к сказкам вполне серьёзно.

Я шёл по городу и вглядывался в лица прохожих, пытаясь понять, есть ли у них своя маленькая тайна. Мне хотелось задавать всем подряд один и тот же вопрос, и я таки не удержался и, преградив дорогу какому-то господину весьма респектабельного вида, спросил у него:

– Извините, у вас есть гном?..

Он непонимающе вытаращил на меня глаза.

– Какой ещё гном?

– Как какой? – я улыбнулся. – Маленький, бородатый и в колпачке...


Последнее изменение этой страницы: 2018-09-12;


weddingpedia.ru 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная